Куда сваливать-то?

Самой обсуждаемой, критикуемой и, пожалуй, неоднозначной реформой последних лет стали радикальные новации в обращении с твердыми коммунальными отходами . В народе все это окрестили “мусорная реформа”. Хотя есть и другой вариант – “реформа чистоты”.

Так что сделано за эти два года? Какие технологии запущены? Когда, наконец, в России не останется ни одной свалки? И мы сможем сортировать весь мусор, который производим? Об этом наш разговор с председателем Российского экологического общества Рашидом Исмаиловым.

Мусор любит правду

Рашид Айдынович, может, не надо так зацикливаться на сортировке мусора? Все равно чаще всего его из дворов увозят “в одном кузове”. Не лучше ли сжигать его в установках, которые не наносят ущерб природе, и пускать на тепло?

Рашид Исмаилов: Все-таки рациональнее извлекать из мусора как можно больше полезных фракций. Чтобы практически все шло в дело.

И мы к этому идем. Через десять лет сортироваться должны будут все сто процентов отходов. Это очень амбициозная задача. Но чтобы ее решить, нужно строить предприятия и по сортировке и переработке, изготовлению из вторичного сырья готовой продукции.

Когда это еще будет!

Рашид Исмаилов: Тем не менее люди должны быть к этому готовы. На нынешнем этапе мы ставим задачу сортировать мусор на грязный и чистый, или иначе – сухой и мокрый. Органика и остальные фракции, которые можно переработать. И только то, что не пригодно для переработки, сдавать на термическую утилизацию.

Какой процент отходов мы сортируем уже сегодня?

Рашид Исмаилов: Примерно треть всей массы. К концу года должны достигнуть 40 процентов, а к 2024-му будем сортировать половину всех отходов. Систему постепенно внедряют уже более чем в половине регионов страны. Хотя мы судим сейчас даже не по регионам, а по городам. Есть поручение президента организовать раздельный сбор мусора в городах с населением больше ста тысяч человек.

По данным опросов, сегодня больше 70 процентов людей уже готовы сортировать мусор, но перед их домом не стоят нужные контейнеры.

Рашид Исмаилов: Да, пока площадки недостаточно оснащены. Но могу сказать, что жители сами на общем собрании могут выйти с инициативой, чтобы возле их дома организовали раздельный сбор отходов.

Управляющие компании или товарищества собственников жилья должны договориться с регоператором по вывозу мусора. Такая инициатива только приветствуется. Не все пока, видимо, об этом знают.

Сказывается еще и то, что люди не верят, что отсортированный мусор потом не свалят в одну кучу. И такое, увы, пока бывает. А люди должны быть убеждены, что все работает, что их не обманывают.

Вы правы. Экоактивисты в Екатеринбурге проследили, как и куда вывозят мусор. Оказалось, все по-честному. И ребята успокоились.

Рашид Исмаилов: Одна из задач “реформы чистоты” еще и в том, чтобы сознание людей поменять. А для этого и власти, и регоператоры, и инвесторы должны как можно больше и открыто рассказывать о том, что они делают и как.

Старье не берем

В советское время в нашей стране был один из передовых опытов по сбору и переработке вторсырья в мире. Ездили сборщики, собирали даже старые тряпки и кости животных. Все шло в дело. Что-то из этого опыта мы переняли?

Рашид Исмаилов: Только то, что касается макулатуры. С тех пор в потреблении произошла настоящая революция.

Стало много упаковки, которая не перерабатывается вовсе. Вот духи вам подарили на 8 Марта, обратили внимание, во что они запакованы, сколько там составляющих? В СССР существовало всего несколько видов стеклянных бутылок. Сейчас их едва ли не сотня.

Мы создаем современную систему обращения с отходами. Сейчас в некоторых городах уже появились пандоматы для сбора пластиковых бутылок. Опустил одну-другую – и тебе начислятся баллы на покупку.

Какие фракции мусора мы перерабатываем больше всего?

Рашид Исмаилов: Вообще существует более 40 полезных фракций мусора. Пока мы научились извлекать пользу из четырех основных. Это железо, бумага, пластик и стекло.

Из сорока полезных фракций мусора в нашей стране пока только-только научились перерабатывать лишь основные. Их четыре

Вы обратили внимание, что нигде сегодня не валяются алюминиевые банки. Эта фракция вообще исчезла из потока мусора. Все ценное выбирают сразу дворники, бродяги. Потому что это можно выгодно продать. Картон тоже отлично собирают в пункты приема, если он сухой, конечно. Жители сами, как правило, складывают его возле контейнеров.

С нового года, кстати, введен запрет на захоронение, поэтому все потенциально полезное складируется в местах временного хранения. Это уже работает на комплексах по переработке отходов. В Московской области, например, их десять.

Экономика побеждает экологию

А когда у нас будет достаточно заводов по переработке?

Рашид Исмаилов: Прежде чем их строить, инвестор должен понимать, что ему это будет выгодно. Экономика, нравится нам это или нет, идет впереди экологии.

Мы не можем инвестора заставить построить завод за миллиард рублей, мощности которого потом не будут загружены. А чистого отсортированного сырья пока недостаточно. Замкнутый круг получается.

И мы сейчас на ходу создаем модель, в которой были бы взаимоувязаны экономика и экология. Но пока, надо признать, и спрос на продукцию из вторсырья низкий. Бутылку стеклянную дешевле произвести из новых компонентов, чем использовать вторичное стекло. То же самое со строительным мусором.

Говорят, чистое стекло очень востребовано.

Рашид Исмаилов: Вы правильно подметили – чистое. Но чтобы получить такое сырье, нужна отлаженная система раздельного сбора и сортировки. Пока высококачественного к переработке сырья мы получаем мало.

Недавно в Госдуму была представлена концепция строительства 25 заводов по термической утилизации неперерабатываемых отходов до 2027 года. Как вам она?

Рашид Исмаилов: Это коммерческие заводы – не государственные. Инвесторы определены – госкорпорации. Ценность идеологии термической утилизации, чтобы превращать мусор в “зеленую” энергию.

Но энергетики говорят, что им эта энергия не нужна. Она дорогая, и кто-то должен за это платить. Сейчас ведутся переговоры с правительством о введении специального зеленого тарифа, чтобы компенсировать эти затраты.

Понимаете, в чем казус, у нас много запасов ископаемого топлива – нефти газа, угля. И нам пока мешает переходить на экологическое сознание наше богатство, территория огромная, ширь бескрайняя. Вот и возводили мы годами настоящие мусорные монбланы.

 

https://rg.ru/